Вверх Вниз

Санта Клара: райский остров

Объявление



Время в игре:
лето 2017 года.
События в игре:

Президента Франко Оливареса больше нет. Он оставил страну сильной и процветающей, но есть некоторые моменты, которые могут свести на нет все реформы, и которые заставляют задуматься о естественности смерти Франко. Недавно состоялись его торжественные похороны, позади инаугурация нового Президента, его старшего сына Мигеля Оливареса. Мигель счастлив, он и Кармен женятся, но на свадьбе происходит нечто, что сильно меняет его характер. И старые проблемы ложатся на плечи нового Президента.
Обсуждаем массовый квест - свадьба диктатора



ХУАН * МИГЕЛЬ * КАРМЕН

Добро пожаловать! Рады приветствовать вас на ролевом проекте Санта Клара: райский остров. Мы открываемся, и ждем всех желающих окунуться в мир пальм, солнца, зажигательных танцев по вечерам, в то время как сильные мира сего решают вопросы большой политики.



Нужны члены правительства и соратники Президента, элита, иностранные специалисты, а также богатые туристы. Подробности в разделе акций.

сюжет *правила *акции * занятые внешности * объявления администрации * ваши вопросы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Санта Клара: райский остров » Президентская библиотека » Политика Латинской Америки. Статьи


Политика Латинской Америки. Статьи

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Больше нет ни левых, ни правых

В последнее время левые силы Южной Америки переживают не самые лучшие дни. В Аргентине они уже потеряли власть, в Венесуэле и Бразилии, судя по всему, их дни тоже обречены. Причем речь не только о «чавистах» - бразильские левые (предыдущий президент Лула да Силва и нынешняя глава государства Дилма Русефф) считались весьма умеренными, но их тоже не обошла чаша сия. О причинах кризиса левых режимов региона «Эксперт Online» рассказал эксперт Валдайского клуба, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки РАН Петр Яковлев.
«Неблагодарный» средний класс

Дилме Русефф угрожает импичмент за неправильную экономическую политику и злоупотребление служебным положением. Между тем, она заявила, что аналогичные действия совершали и ее предшественники, но их не наказывают импичментом, а ее наказывают. Насколько она права? Насколько ее действия отличаются от действий предыдущих президентов Бразилии?

Конечно, принципиальной разницы между коррупционными схемами, которые были до Дилмы и которые раскрываются сейчас, нет, и я готов где-то с ней согласиться. Однако ситуация  отличается прежде всего политической обстановкой. Ее предшественники прочно держали в руках властные рычаги. Например, тот же Лула обладал очень высоким рейтингом - общество к нему хорошо относилось. И никогда не было ситуации, когда индекс доверия к президенту падал ниже плинтуса, как это произошло во время второго президентства Дилмы. Мы сейчас наблюдаем резкое изменение в расстановке сил между правящей группировкой и оппозицией. Оппозиция сейчас перевешивает  - как в глазах общественного мнения, так и в глаза делового сообщества.
Реклама

Дилма, на мой взгляд, допустила стратегическую ошибку пойдя на второй срок. Ей этого делать было нельзя - уже тогда было ясно, что баланс сил складывается не в ее пользу. Нарастало недовольство, в том числе и резко поднявшемся в ходе ее правления и правления Лулы среднем классе. 30-40 миллионов человек людей перестали быть бедными. Дети бывших бедняков, ставших средним классом, впервые в их семьях пошли в университеты. Это изменило не только обстановку в стране, но и самоощущение бразильцев: выросло их материальное положение и им стали нужны иные демократические радости.

То есть общество качнулось в сторону правых идей?

Дихотомия «левые-правые» уже ушла в историю. Раздел проходит по иным пространствам. Люди просто хотят, чтобы их не обманывали, не мешали заниматься бизнесом, было меньше бюрократии. Это правые или левые требования? Это нормальные демократические, человеческие требования. И в рамках существующей парадигмы власти этого не было. Было засилье бюрократии, наступление на интересы предпринимательских слоев, перекос в государственный сектор, не всегда эффективный.

Крупнейшим государственным компаниям были присущи все родовые пятна государственной бюрократии. Тот же Бразильский банк развития, с одной стороны, сделал многое для экономики страны (проинвестировал промышленные и инфраструктурные проекты), но, с другой стороны, был поражен коррупцией и непотизмом. Все это постепенно накапливалось, и когда баланс сил качнулся в сторону оппозиции, недовольство стало нарастать как снежный ком.
Экономика вторична

Этому способствовал и серьезный экономический кризис?

Кризис, конечно, есть, но я бы не стал преувеличивать его значение. Экономика Бразилии достаточно крупная и устойчивая. Да, есть определенное сокращение ВВП и сжатие внешней торговли, но это не прерогатива одной Бразилии. Мы видим в других странах такие же негативные тренды. Но там это почему-то не перерастает в такие массовые движения протеста, недовольство, не дает козыри в руки оппозиции. А в Бразилии сложился синергетический эффект. Перебои в работе экономической модели (которая, безусловно, требует корректировки) совместились с крупным нарастающим недовольством социально-политического характера. Первопричиной все же было именно социально-политическое недовольство.

А как получилось, что в стране с настолько коррупционной системой оказался настолько честный суд? Судьи столько времени расследуют дело Petrobras, сажают уважаемых людей, выставляют обвинения другим уважаемым людям - и никто на них не может повлиять.

В ряде стран Латинской Америки существует реальное разделение властей. И это достижение целого ряда предыдущих демократических правительств. Они пришли к власти после правления военных диктатур и начали отлаживать систему разделения властей. В результате, например, Конгресс является не только местом для крупных политических дискуссий, но и может принять весьма серьезные решения, которые пойдут вразрез интересам исполнительной власти. А президент не может приказать судебным органам принять то или иное решение, которое его устраивает. Судебные решения являются обязательными для МВД и полиции, и глава государства оказывается перед ним беспомощными.

Но ведь Лула и Дилма назначили 8 из 11 судей Верховного суда. Ей это не поможет?

Лишь в психологическом плане. Таких реальных рычагов воздействия на судей у исполнительной власти нет.
Аргентинская экономика, боливийское самосознание

В Аргентине власть уже сменилась - президентом стал сторонник рыночной экономики и либеральных ценностей Маурисио Макри. Там произошла такая же история, как и в Бразилии?

Немножко другая. В Аргентине основной проблемой были именно экономические неурядицы. Предыдущее правительство Кристины де Киршнер слишком заигралось с популизмом, когда принимало экономически необоснованные решения, в результате которых госрасходы оказались непозволительно большими. Например, из-за масштабных субсидий. Проезд на общественном транспорте стоил копейки, что делало нерентабельной целую отрасль. В энергетике такая же история.

В результате страна последние годы жила не по средствам и правительству приходилось изыскивать дополнительные ресурсы. Например, через национализацию частных пенсионных фондов (за счет которых власти получили и с удовольствием потратили порядка 100 миллиардов долларов).

А экспортные доходы?

Власти проводили не совсем взвешенную внешнеэкономическую политику. Целый ряд протекционистских мер, особенно тех, что были приняты в посткризисный период после 2009 года, ухудшили отношения Аргентины с ее главными и традиционными партнерами (например, Бразилией). Кроме того, произошел перекос в торговом балансе. За последние 10 лет дефицит Аргентины в торговле с США вырос в 10 раз — с 400 миллионов долларов до 4 миллиардов. Экспорт не наращивался, отчасти из-за высоких экспортных налогов, зачастую делавших бессмысленным продажу товаров на внешних рынках. Поэтому, в частности, Аргентина и перестала быть крупным экспортером говядины, уступив эту роль соседним странам. Сейчас маленький Парагвай продает говядины больше, чем Аргентина! А между прочим высокие объемы экспорта (наряду с расширением внутреннего рынка) был одной из основ экономической модели страны.

Наконец, свою роль сыграла и безумная валютная политика. После ряда лет устойчивого соотношения песо к доллару и отсутствия ограничений на движение капитала все поменялось. В стране сформировался черный рынок валюты, по официальному курсу мало кто мог приобретать валюту, разве что например бизнесмены, выезжающие за рубеж.

Все это легло в основу кризиса страны. Модель, которая работала первое время достаточно эффективно, исчерпала сама себя.

Недавно президент Боливии Эво Моралес провел референдум, на котором граждане страны должны были разрешить ему снова баллотироваться на пост президента. Однако боливийцы проголосовали против. Означает ли это, что режим в Боливии тоже будет меняться?

Моралес просто переоценил любовь широких боливийских масс к своей персоне. Они, конечно, признают известные достижения Моралеса, который немало сделал для страны. При нем Боливия продвинулась вперед в социальном и экономическом развитии, появились новые отрасли экономики, поднялась энергетика (ведущая отрасль), сельское хозяйство получило серьезный импульс.

Президент пользуется доверием в обществе, но людям не хочется видеть вечных правителей, которые по собственным лекалам кроят политическую и экономическую жизнь страны. Все хотят перемен. И результат референдума, конечно, делает честь боливийцам.

А есть у Моралеса явный преемник для возможной рокировки внутри режима?

Нет, он об этом, как мне представляется, не очень задумывался, ведь Моралес - человек сравнительно молодой. Возможно, сейчас на этом поле начнется какая-то игра.
Шанс на возвращение

Будут ли американцы пользоваться процессами, происходящими в Боливии, Бразилии, Аргентине, Венесуэле? Например, для того, чтобы вытеснять оттуда нас и китайцев?

Латинская Америка - обширное пространство для геополитических и геоэкономических игр. И Соединенные Штаты с середины нулевых утратили на этом пространстве целый ряд своих позиций. Началось это в 2005 году, когда местные левые лидеры - Чавес, Нестор Киршнер и ряд других - торпедировали предложение США создать панамериканский общий рынок от Аляски до Огненной земли. Этот проект долго вынашивался Вашингтоном, желавшим подтянуть к себе огромные экономики быстро поднимавшихся латиноамериканских стран с их серьезными ресурсами (продовольственными, энергетическими) и обрабатывающей промышленностью. Действия левых режимов стали серьезным поражением Вашингтона, даже оплеухой для него.

Второй проблемой стала интенсивная экспансия Китая. За последние годы Пекин стал крупнейшим кредитором стран региона. Он осуществляет, вместе с региональными партнерами, крупные инфраструктурные проекты, резко нарастил торговлю с ними и по сути подсадил страны Латинской Америки на экспортную иглу. Та же Бразилия вложилась в «китайский проект», инвестировав огромные суммы денег в развитие добывающих отраслей (нефти, руды и т.п.) с расчетом на китайский рынок. Бразильцы даже закупили целый флот огромных сухогрузов для перевозки железной руды. И, поскольку китайский рынок затормозился, часть сухогрузов продали, а часть поставили на прикол. Собственно, падение ВВП Китая стало одной из причин кризиса в странах региона.

Но что США могут предложить региону? Не возврат же к Вашингтонскому консенсусу?

Нет конечно. Но у Вашингтона есть то, что сейчас нужно Латинской Америке. Прежде всего, это высокие технологии. Такие, которые не может дать ни Китай, ни Россия, ни даже продвинутые европейские страны. Например, только американские компании могут предоставить технологии по разработке сланцевых месторождений, которые есть в Аргентине. Кроме того, США могут включить региональный бизнес в т.н. «цепочки стоимости», контролируемые американскими высокотехнологичными компаниями. То есть сделать то, что они сделали с Мексикой в рамках НАФТА.

http://expert.ru/2016/04/24/latamerika/

0

2

Латинская Америка между коррупцией, Китаем и США

Острые кризисы на Ближнем Востоке, на Украине и Корейском полуострове как бы вытеснили из сферы общественного внимания Латинскую Америку. А там разворачиваются не менее драматические события, чреватые новыми весьма опасными конфликтами.

Коррупционные скандалы привели к смене власти в Аргентине и Бразилии. Падение цен на нефть погрузило экономику Венесуэлы в глубочайший кризис, чреватый революцией. Чили сотрясают студенческие протесты. В Парагвае попытка конституционной реформы привела к массовым манифестациям, захвату парламента и человеческим жертвам. В Эквадоре после президентских выборов произошли кровавые столкновения сторонников победившей и проигравшей сторон. В Боливии постепенно назревает проблема смены власти, которая вряд ли пройдет без подобных эксцессов.

Не вдаваясь в глубокий анализ ситуации в каждой отдельной стране, можно тем не менее сделать некоторые общие выводы. Нынешнее состояние латиноамериканского континента можно понять как системный кризис модели развития, принятый многими странами региона в первое десятилетие нового века.

Тогда к власти пришли такие яркие деятели, как Уго Чавес в Венесуеле, Эво Моралес в Боливии, Нестор Киршнер в Аргентине, Рафаэль Корреа в Эквадоре, Лула да Силва в Бразилии. Всех их объединяли схожие идеологические установки, получившие оформление в концепции "нового боливарианства". Его суть сводилась к борьбе за контроль над основными ресурсами стран региона: по мысли боливарианцев, его следовало отнять у американских компаний и передать национальным правительствам, которые должны гарантировать справедливое распределение богатства в интересах большинства населения.

Иными словами, речь шла о новой волне левого движения; такие волны периодически охватывали Латинскую Америку и в прошлом. Наверняка в памяти многих людей старшего поколения остались воспоминания о событиях 70-80-х годов прошлого века, о чилийском президенте Сальвадоре Альенде, об аргентинском лидере Хуане Пероне, о никарагуанской революции во главе с Даниелем Ортегой. Борьба, которую вели они, также была направлена против господства американских корпораций, в прямом смысле слова грабивших латиноамериканские страны, распоряжавшихся на континенте, как на собственном "заднем дворе".

Но та волна, которую поддерживал Советский Союз, была сломлена. Последовала череда военных переворотов, американских военных вторжений, и на пару десятилетий наступило то, что в советской терминологии назвали бы "политической реакцией" и "контрреволюцией". Левое движение и откровенный антиамериканизм действительно потерпели поражение (временное, как оказалось), но тем не менее максимально заострили проблемы экономического развития самих стран региона. И в последнее десятилетие XX века начался весьма успешный рост, плодами которого, казалось, вот-вот смогут наконец-то воспользоваться все латиноамериканцы.

Этот рост был основан на распространенных тогда неолиберальных моделях, известных и россиянам по той же эпохе. И точно так же, как и в России, в Латинской Америке результаты их применения оказались далекими от "народных чаяний": плодами бурного роста воспользовались почти исключительно верхи, то есть обновленная политическая и экономическая элита. Ее отличительной чертой стала повсеместная, всепроникающая коррупция, значение которой было принципиально важным: она обеспечивала внутреннее единство элит, а также служила чрезвычайно эффективным механизмом управления со стороны американских хозяев. Располагая таким рычагом, Вашингтон уже не нуждался в постоянном прямом военно-политическом контроле, в регулярной организации военных переворотов или собственных военных интервенций. Тем более, что сильного и активного конкурента в лице СССР уже не было.

Как бы то ни было, но бурный экономический рост не привел к соответствующему повышению уровня и качества жизни абсолютного большинства латиноамериканцев. Это максимально наглядно иллюстрирует пример Бразилии: эта страна стала заметным игроком на мировых рынках энергетического сырья и некоторых видов высокотехнологичной продукции (авиастроение, IT), даже получила право проведения Чемпионата мира по футболу, но местные фавелы остались такими же, как и десятилетия назад.

В этих условиях неизбежным стал подъем новой волны левого антиамериканского движения. На смену проигравшим лидерам прошлого пришли Чавес, Моралес, Лула да Сильва, чета Киршнер. Они предприняли мужественные попытки изменить ситуацию, заставить национальные экономики своих стран и всего региона работать на интересы народов, а не коррупционных проамериканских элит. Но оказалось, что добиться этого непросто, почти невозможно. И главная помеха на этом пути — повальная коррупция, связывающая в буквальном смысле слова всех политиков, бизнесменов, судей, генералов.

Пример — та же Бразилия: сперва по обвинениям в коррупции был объявлен импичмент президенту Дилме Руссефф, а теперь совершенно аналогичные обвинения предъявлены тем, кто инициировал дела против нее. Схожая ситуация в Аргентине. Оказалось, что побороть раковую опухоль коррупции политическими методами невозможно, по крайней мере, в условиях Латинской Америки.

В Венесуэле Чавес попытался использовать иные методы: он попробовал изолировать старую элиту от власти, а сам опереться на народ. К чему это привело, известно: сам Чавес скончался от скоротечного рака, а его преемник Мадуро вынужден бороться с явным саботажем со стороны оппозиционной элиты, поддерживаемой США.

Вашингтон вовсю использует мощь политических и экономических сил, выросших на континенте за последние 20-25 лет и способных существовать исключительно в коррупционной среде. Они совершенно подконтрольны, ослеплены собственной жадностью и живут в постоянном страхе перед народной ненавистью, с одной стороны, и угрозой американских антикоррупционных расследований, с другой. Они прекрасно помнят наглядный урок, преподанный им США, когда американцами был арестован и осужден панамский диктатор Норьега.

Эти проамериканские силы активно противостоят левой волне и готовят реванш. События в Парагвае, Эквадоре являются тому свидетельством.

Однако несколько удивляет их медлительность. Почему они не идут на решительный штурм, который мог бы спровоцировать американское вмешательство во имя защиты прав человека, например? Уж такой сценарий, казалось бы, разыграть проще простого.

И тут мы подходим к совершенно новому и во многом определяющему фактору развития современной Латинской Америки — к Китаю.

После поражения первой левой волны именно Китай стал главным "выгодоприобретателем" в этой части мира. Советский Союз рухнул, антиамериканизм потерпел поражение, но не окончательное. Латиноамериканцы всегда искали альтернативу Америке ("проклятым гринго") в качестве основного экономического партнера, источника инвестиций и технологий. И они нашли ее в лице КНР.

За последнюю пару десятков лет Китай установил теснейшие торговые отношения с Латинской Америкой, превратившись в одного из основных покупателей местной продукции. Параллельно Пекин вел агрессивную инвестиционную политику, вкладывая миллиарды в создание производств в странах региона. Используя все возможные пути и методы, он добился того, что сегодня без китайского фактора невозможно даже думать об этом континенте.

В качестве иллюстрации можно упомянуть о переговорах о создании военно-морской базы КНР в Аргентине, а также о проекте строительства Никарагуанского канала — дублера Панамского канала.

Думается, что именно присутствие Китая и его интересов мешает Америке вернуться с старым испробованным методам наведения порядка на своем "заднем дворе". Теперь это уже не ее "задний двор", тут появился новый претендент на роль хозяина.

Известно, что при президенте Обаме Вашингтон намеревался потеснить Китай, создав Транстихоокеанское партнерство без участия Пекина. В этом случае можно было рассчитывать хоть как-то вернуть экономику Латинской Америки под американский контроль. Но новый президент Трамп отказался от планов предшественника. Судя по всему, он хочет установить прямой стратегический диалог с китайцами.

И в этом диалоге Латинская Америка станет одной из разменных карт. Как пойдет торг, предсказать невозможно. Не исключено, что игроки договорятся о разделе территориальных или отраслевых сфер влияния. Но также не исключено, что Трамп попробует и точечные силовые методы (его действия в Сирии, Афганистане, вокруг Северной Кореи наталкивают на эту мысль).

В любом случае судьба Латинской Америки сегодня очень во многом определяется Вашингтоном и Пекином. И до самостоятельного определения своего пути, до истинной независимости народам региона так же далеко, как и 20, 50 или 100 лет назад.

Читайте больше на https://www.pravda.ru/world/restofworld … ruption-0/

0

3

Латинская Америка: курс на ближайшие годы

Эдуардо Виванко (Eduardo Ponce Vivanco)

Политическая жизнь в Латинской Америке вступила в принципиально новый этап своего развития.

После смерти Фиделя Кастро и предстоящего ухода Рауля с политической арены в феврале 2018 года на Кубе закончится династический диктаторский режим. Пока еще рано прогнозировать по какому пути пойдет Куба в отсутствии братьев Кастро. Несомненно, что это приведет к кардинальным изменениям в регионе.

В первом ряду грядущих изменений стоит Эквадор. Во втором туре президентских выборов наибольшие шансы победить имеет Гильермо Лассо (Guillermo Lasso). Ставленник нынешнего президента Рафаэля Корреа Ленин Морено (Lenin Moreno)в первом туре не смог набрать необходимое для победы количество голосов избирателей.

Начиная с Хосе Марии Веласко Ибарра (José María Velasco Ibarra), который пять раз занимал пост президента Эквадора (первый раз в 1934 году, последний — в 1968 году) у эквадорцев никогда не было столь одиозного лидера как Рафаэль Корреа. Годы его правления связаны с презрением к государственным институтам, полным игнорированием независимости различных ветвей власти, подчинением телевидения и прессы своим политическим интересам, коррупционным скандалом Odebrecht.

Президентская программа под названием «Гражданская революция» полностью провалилась. С приходом к власти либерального политика Гильермо Лассо следует ожидать распада Боливарианского альянса для народов нашей Америки (ALBA).

Контекст
Перекинем через стены мосты
El Pais15.03.2017
Сближение Китая и Латинской Америки
El Pais15.02.2017
Дональд Трамп и Латинская Америка
Clarin04.02.2017
Латинская Америка и Карибы: императив объединения
La Jornada30.01.2017
США тренируют новых путчистов в Латинской Америке
Publico.es12.01.2017

В Боливии президенту Эву Моралесу — ярому приверженцу социализма XXI века — по итогам референдума, граждане отказали выдвигаться на четвертый срок в 2019 году.

Венесуэла семимильными шагами следует по пути политического и экономического коллапса, гуманитарного кризиса и международной изоляции. Никто не может гарантировать проведение президентских выборов, намеченных на 2018 год. Мадуро может попытаться воспрепятствовать их проведению из-за боязни потерять власть и оказаться на скамье подсудимого.

Так что, скорее всего, в будущем Латинской Америке предстоит жить без династии братьев Кастро, чавизма и Боливарианского альянса для народов нашей Америки.

Предстоящие в ноябре этого года президентские выборы в Чили обещают смену руководства страны. На смену Мишель Бачелет, которая была избрана на президентский пост от Социалистической партии, могут прийти Лагос или Инсулса (согласно опросам общественного мнения). Есть мнение, что со сменой власти в Чили улучшится экономическая ситуация, государственное управление, а внешняя политика будет более либеральной.

Второй президентский срок Мишель Бачелет был менее успешным, чем первый. Коалиция с коммунистами привела к ухудшению экономических показателей роста страны и поляризации общества. Вместе с тем институциональные факторы в Чили указывают на то, что страна сумеет вернуться на курс экономического роста, народного доверия и процветания.

Колумбия, кто бы ни пришел к власти на президентских выборах в мае 2018 года, будет следовать курсу, обозначенному Альваро Урибе и Хуаном Мануэлем Сантосом. Колумбия в Латинской Америке выглядит как экономически процветающая страна, сумевшая положить конец гражданской войне и насилию. Политический класс, сложившийся в Колумбии обеспечивает эффективное управление на экономическом макроуровне. Страна имеет эффективных предпринимателей и умную торговую политику. Так что смена власти в Колумбии не предвещает никаких неожиданностей.

Нет никаких сомнений в том, что торговый блок «Тихоокеанский Альянс», в который входят Перу, Мексика, Чили и Колумбия будет существовать, независимо от итогов выборов 2018 года. Мексика после прихода к власти Дональда Трампа и его планов возведения стены на границе, а также намерения прервать действие соглашения о Североамериканской зоне свободной торговли будет вынуждена повернуться в сторону Латинской Америки. Если даже гипотетически предположить победу на президентских выборах в Мексике представителя левых сил Лопеса Обрадора (López Obrador) страна все равно останется в Тихоокеанском Альянсе, чтобы противостоять могущественному северному соседу.

В Южной Америке Бразилия оглушена коррупционным скандалом по делу Lava Jato («Автомойка»). Международная репутация страны подорвана. Пришло время освободиться от коррупционных политиков и выбрать достойную кандидатуру на пост главы государства. Таким кандидатом мог бы стать федеральный судья Сержио Моро (Sergio Moro), возглавляющий операцию Lava Jato. В результате деятельности Моро десятки крупных бразильских бизнесменов попали за решетку на длительные сроки и почти 50 высокопоставленных политиков находятся под следствием.

Он мог бы составить серьезную конкуренцию бывшему президенту Бразилии Луле да Силва, который лидирует по популярности среди кандидатов, которые могут претендовать на пост главы государства на выборах 2018 года.

Лула да Силва был замешан в коррупционных скандалах, связанных с государственной нефтяной компанией Petrobras и строительной фирмой Odebrecht. Нравственный кризис, экономический спад и недовольство населения могут сыграть решающую роль, чтобы предотвратить приход приверженцев социализма к власти.

Аргентина сделала крутой вираж в правую сторону, отказавшись от популистских идей четы Киршнер и Чавеса. Сейчас необходимо решать тяжелейшие проблемы, доставшиеся в наследство от Кристины Киршнер. Нынешний президент Аргентины Маурисио Макри пытается оздоровить экономику и привлечь на свою сторону внушительный человеческий и производственный потенциал, имеющийся в стране.

На этом пути могут быть серьезные препятствия, обусловленные тем, что экономика Аргентины имеет тесные торговые и промышленные связи с Бразилией, которая сейчас переживает тяжелый политический и экономический кризис. Аргентина и Бразилия являются членами Южноамериканского общего рынка (MERCOSUR) в рамках которого действует жесткие протекционистские таможенные ограничения, препятствующие выходу на мировой рынок и проведению политики открытости экономики в условиях глобализации.

На дипломатическом поприще странам Латинской Америки необходимо сконцентрировать свои усилия на создании условий для объединения двух экономических блоков — Тихоокеанского Альянса и Южноамериканского общего рынка. В настоящее время эти две модели экономического развития имеют глубокие различия. Тихоокеанский Альянс возник как естественный союз стран, проповедующих открытую экономику, в то время как Южноамериканский общий рынок проводит политику возведения преград на пути свободного передвижения товаров и услуг.

Процессы глобализации и логика свободного рынка указывают на то, что странам, находящимся на берегах Атлантики предстоит приложить неимоверные усилия, чтобы реформировать Южноамериканский общий рынок в соответствии с современными условиями свободного рынка и принять соответствующие законодательные акты.

Иного пути нет.

http://inosmi.ru/politic/20170318/238903836.html

0

4

Латинская Америка едва ли будет Трампу интересна

Андреа Мурта (Andrea Murta)

Мировая столица политических прогнозов, Вашингтон пребывает в полном неведении относительно намерений нового правительства США — Латинская Америка, в частности, превратилась в черную дыру, спастись из которой не могут даже слухи.

Лишь Мексика и Куба всплывают на поверхности болота неуместности, в которое погрузился регион, в чем многие видят явные признаки дистанцирования, которое в ближайшие годы будет характеризовать отношения Белого дома с южными соседями.

Судя по некоторым подсказкам о приоритетах правительства Дональда Трампа в Северной и Южной Америке, вопросом номер один для него является Мексика. Страну «винят в проблемах иммиграции и торговли — две ключевые темы для победы Трампа — и он скорее всего будет действовать быстро, чтобы эту ситуацию изменить», — считает Питер Шехтер (Peter Schechter), директор Центра исследований Латинской Америки имени Эдриан Аршт при Атлантическом Совете в Вашингтоне.

«Мы возвращаемся к тому времени, когда политика в отношении Латинской Америки рассматривается через внутреннюю призму».

В дополнение к знаменитой пограничной стене, которую обещал построить Трамп, в первый год своего президентства он, должно быть, пересмотрит договор НАФТА, который на протяжении 25 лет связывал экономики США, Мексики и Канады и фактически определял прогресс к югу от Рио-Гранде.

Пока не известно, каким ущербом это обернется для мира за пределами Twitter, ведь НАФТА и отношения с Мексикой имеют немаловажное значение для экономики самих США: торговый поток, ежедневно пересекающий Рио-Гранде, оценивается в 1,5 миллиарда долларов (4,8 миллиарда реалов).

Между тем высшие эшелоны администрации Обамы в частных беседах с тревогой признают, что «демонизация» Мексики диктует тон в отношениях с латиноамериканцами в целом. Первыми жертвами станут государства Центральной Америки, в частности Гондурас, Гватемала и Сальвадор, основные «экспортеры» иммигрантов в США.

Контекст
Уличный торговец в Сан-Паулу
Латинская Америка: новые вызовы
El Mundo31.10.2016
Латинская Америка меньше смотрит налево
Slate.fr05.05.2016
Латинская Америка восстанавливается?
El Nuevo Herald09.05.2016

Брайан Дарлинг (Brian Darling), консультант, придерживающийся консервативных взглядов, и бывший советник сенатора от республиканцев Рэнда Пола (Rand Paul), который был соперником Трампа на праймериз в 2016 году, не видит здесь каких-то серьезных рисков.

«Как президент, Трамп приступает к своим обязанностям без предрассудков, отстраняясь от риторики своей предвыборной кампании. Он действительно должен пересмотреть условия НАФТА в первый год пребывания на посту, но он поощряет выгодные сделки. И уже продемонстрировал готовность встретиться с президентом Мексики и сотрудничать с ним», — говорит он.

Куба тоже готовится к последствиям прихода Трампа. Те не многие лица, которые занимаются Латинской Америкой в переходной команде для Совета национальной безопасности и Государственного департамента, в большинстве своем являются злостными противниками Кастро.

По словам высокопоставленных чиновников, покинувших свои посты на прошлой неделе, Куба также оказалась центральной темой вопросов, которые переходная команда Трампа задавала сотрудникам Обамы в Государственном департаменте.

На условиях анонимности они сообщают, что их преемники «смотрят на остров с деловой точки зрения: хотят знать, какую выгоду принесло Кубе дипломатическое сближение. Изоляционизм для них — добродетель».

Twitter президента подтверждает взятый его правительством курс. «Если Куба не готова предложить что-то лучшее кубинцам, кубинским американцам и Соединенным Штатам в целом, я покончу с этим соглашением», — написал Трамп на своей странице в Twitter несколько дней спустя после избрания, ссылаясь на новые отношения, которые намерен установить с Гаваной.

Бескомпромиссная риторика ведет к тому, что Куба — с населением всего 11 миллионов человек — вновь обретает непропорциональное значение для американской внешней политики.

И, как и в случае Мексики, эффект потенциального свертывания диалога с Гаваной будет ощутим далеко за пределами острова.
© AFP 2016, Jesus Alcazar
Граффити с изображением Дональда Трампа в Мексике

Смягчая ограничения на въезд и открывая посольство в Гаване, Соединенные Штаты вывели свои отношения со странами Латинской Америки из старых идеологических рамок, которые исторически противопоставляли янки народам региона.

Возвращение к прежнему восприятию Латинской Америки через призму оппозиции Кубе может возродить старую неприязнь и оказаться помехой для дипломатии между Вашингтоном и регионом.

Судя по интересам переходной команды, Венесуэла также находится под пристальным наблюдением трампистов. Ее рассматривают как бомбу замедленного действия: раскол в местном правительстве позволил бы Вашингтону получить доступ к стране, богатой нефтью и жаждущей иностранной помощи.

Что касается остальной части региона — включая Бразилию — никто не ожидает особого внимания к ней со стороны Белого дома. Эксперты в американской столице сходятся на том, что результатом может быть как более высокая степень региональной интеграции, без участия Вашингтона, так и сближение с Китаем.

Андреа Мурта — заместитель директора Центра исследований Латинской Америки имени Эдриан Аршт при Атлантическом совете и бывший корреспондент Folha в Вашингтоне и Нью-Йорке.

http://inosmi.ru/politic/20170125/238593359.html

0

5

Экономическая ситуация в Латинской Америке

т серьезные трудности. 2015 год стал годом спада, а 2016 год не будет выглядеть намного лучше. Таким образом, в Латинской Америке на протяжении последних трех лет отмечается замедление темпов экономического роста.

Похоже, что мы вступили в период нового экономического кризиса, который по своим масштабам может превзойти азиатский мировой кризис 1997 года, последствия которого Латинская Америка ощущала вплоть до 2003 года. Период экономический роста так называемого «латиноамериканского десятилетия» (2004 — 2013 года) застопорился и теперь приходится на это смотреть как на несбывшуюся надежду.

Экономическая ситуация в регионе разнообразна. Так, страны-экспортеры энергоресурсов и сырья, которые получали огромные выгоды от энергетического бума, в последнее время оказались в проигрыше, а страны Центральной Америки и Карибского бассейна (Куба, Доминиканская республика) в выигрыше. В 2015 году в этих странах экономический рост составил 4%. Это произошло из-за резкого обвала цен на нефть.

В Мексике отмечается медленный экономический рост — 2,5%, что соответствует среднегодовому показателю экономического роста за последние 25 лет. Но это явно не отвечает экономическому и экспортному потенциалу страны.
Контекст
Женщины на акции протеста против нового законопроекта спикера нижней палаты бразильского парламента Эдуардо Куньи в Рио-де-Жанейро
Латинская Америка: четыре причины для радости
El Tiempo22.12.2015
Выборы, от которых зависит будущее Латинской Америки
La Jornada21.11.2015

На этом фоне негативная ситуация складывается в странах Южном Америки, где отмечается экономический спад на уровне 0,4%. В следующем году ожидается нулевой рост. Самая тяжелая ситуация отмечается в Венесуэле — страна находится на пороге экономического (политического) краха. Такого не было за всю историю Венесуэлы.

Бразилия переживает обострение финансовой ситуации и кризис системы управления, с которыми она не сталкивалась, начиная с 30-х годов прошлого столетия. Не намного лучше ситуация в Аргентине, я думаю, что в 2016 году она столкнется с рецессией из-за макроэкономических корректировок, которые становятся неизбежными.

Следует отметить, что даже те страны, которые традиционно показывали высокие темпы экономического роста — Чили, Колумбия, Перу и Уругвай — в настоящее время демонстрируют ухудшение экономической ситуации. Аналогичная ситуация происходит в Парагвае. Эквадор оказался в наихудшем положении из-за долларизации страны, в связи с обесцениванием национальной валюты соседних стран эквадорские товары оказались неконкурентоспособными.

В наиболее благоприятной экономической ситуации находится Боливия, которая сумела в годы высоких цен на энергоносители накопить солидные золотовалютные резервы.

Таким образом нынешняя экономическая ситуация в Латинской Америке является отражением не только циклических, но и структурных проблем. С точки зрения конъюнктуры, необходимо напомнить, что бум латиноамериканских экономик пришелся на период с 2003 года по 2007 год, когда среднегодовой экономических рост составлял 5,4%. Он был основан на сочетании четырех благоприятных внешних факторов: высокие темпы роста международной торговли, повышение цен на сырье, свободный доступ к международному финансированию, ослабление миграционной политики в США и Испании.

Глобальный финансово-экономический кризис (2007-2009 годов) привел к исчезновению двух первых благоприятных внешних факторов. Мир вступил в эпоху «суперцикла» падения цен на сырье, который привел к обрушению цен на нефть во второй половине 2014 года. Был серьезно затруднен доступ к внешним заимствованиям. В силу указанных выше причин экономический рост в латиноамериканских странах замедлился до 3,2% в период с 2008 года по 2013 год, а в 2014 году вошел в штопор.

На сегодняшний день самым сложным вопросом остается внешнее финансирование. На протяжении последних полутора лет мы сталкиваемся с бегством капитала из развивающихся экономик. Многие крупные компании в регионе имеют чрезмерную задолженность в иностранной валюте, что, в целом, ограничивает доступ к международным рынкам капитала.

Вместе с тем, в отличие от предыдущих финансово-экономических кризисов, нынешний кризис не выглядит критическим. За некоторым исключением, регион имеет положительный платежный баланс, в первую очередь, это касается внешнего долга. На сегодняшний день он составляет 14% ВВП, для сравнения, в 2003 году — более 30%. Это положительно сказывается на рынке ценных бумаг, стоимость которых лишь незначительно упала по сравнению с 1998 — 2003 годами, а тем более, если мы сравним с 2008 годом, когда произошло банкротство крупнейшего американского инвестбанка Lehman Brothers.

Структурные проблемы Латинской Америки являются следствием накопленного технологического отставания по сравнению с азиатскими и развитыми странами. Во времена высоких цен на сырье и энергоносители в регионе наблюдалась деиндустриализация, которая была особенно характерна для стран Южной Америки.

Не остались вне кризиса и такие важнейшие южноамериканские интеграционные проекты, как Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР) и Андское сообщество, которые были созданы для продвижения межрегиональной торговли. К этому следует добавить серьезное отставание в сфере образования и транспортной инфраструктуры. Согласно исследованиям Банка развития для стран Латинской Америки и Экономической комиссии (ЭКЛАК), необходимо в ближайшие годы увеличить втрое объем инвестиций в эти сферы, чтобы уменьшить отставание по сравнению с азиатскими странами.

Таким образом, мы вполне понимаем, какой должна быть политическая ориентация стран Латинской Америки на ближайшие годы. Речь идет не столько о необходимости проведения «структурных реформ» в классическом ее понимании, сколько о необходимости улучшения работы рыночных механизмов.

Это, касается, амбициозных программ по повышению производительности и технологического обновления. Эти программы должны быть подкреплены другими амбициозными планами в сфере образования и транспортной инфраструктуры. В краткосрочной перспективе развитие транспортной инфраструктуры может стать рычагом для экономического восстановления Латинской Америки.

Хосе Антонио Окампо — профессор Колумбийского университета и председатель Комитета экономических и социальных советов по политике развития Организации Объединенных Наций.

http://inosmi.ru/politic/20151224/234910304.html

0

6

Новый «майдан» готовится в Латинской Америке?
[Новый «майдан» готовится в Латинской Америке?]

На прошлой неделе в Южной Америке произошли важные геополитические события: бразильский «майдан» вышел на свою финишную прямую.

Когда месяц назад более двух третей депутатов нижней палаты Национального конгресса Бразилии проголосовали за объявление импичмента президенту страны Дилме Роуссефф, стало очевидно, что мы становимся свидетелями очередной операции по смене режима. Президент, чьим главным грехом были независимая внешняя политика и сотрудничество с Россией в рамках БРИКС, назвала ситуацию в стране антиправительственным путчем, организованным из-за границы.

Инструментом для создания раскола в обществе была выбрана хорошо знакомая по другим цветным революциям борьба с коррупцией. Роуссефф было выдвинуто обвинения в манипуляциях с бюджетной статистикой.

Ситуация в стране развивалась практически молниеносно. Голосование об импичменте сопровождалось конфронтацией обоих блоков парламента. После него улицы заполонили сторонники и противники президента. Казалось, что это лишь вопрос времени, когда будет дана отмашка на финальный штурм.

12 мая сенаторы отстранили Роуссефф от должности на 180 дней, на это время её обязанности перешли к вице-президенту Мишелу Темеру, который немедленно озвучил имена министров своего нового проамеркианского кабинета.

Однако новоиспеченный исполняющий обязанности президента Бразилии сразу же оказался в центре скандала. На прошлой неделе издание WikiLeaks опубликовало документ, согласно которому Темер в 2006 году предоставлял совету национальной безопасности США информацию о политической ситуации в Бразилии, соотношении политических сил и их перспективах на выборах, а также другую подобную информацию. Издание отмечает, что передаваемая информация может быть классифицирована как «важная» и «только для служебного пользования».

    Майкл Темер бразильский государственный и политический деятель, вице-президент Бразилии с 1 января 2011 года (при президенте Дилме Русеф), с 12 мая 2016 года — исполняющий обязанности Президента Бразилии, председатель Партии бразильского демократического движения, осведомитель разведки США.

Нельзя не отметить, что ситуация в Бразилии до боли напоминает начало переворота на Украине, позже переросшего в гражданскую войну. Несмотря на то, что ситуация для Вашингтона и пятой колонны в Бразилии выглядит многообещающе, изменить политический курс страны будет не так-то просто. Главным препятствием остается широкая поддержка Дилмы Роуссефф бразильцами, которые едва ли смирятся с тем, что легитимного президента сменила американская марионетка. Все идет к тому, что десятитысячные демонстрации в поддержку отстраненного президента могут перерасти в уличные столкновения и разжечь пламя гражданской войны.

Практически аналогичная ситуация сегодня наблюдается в Венесуэле, стране, ставшей символом сопротивления Вашингтону на южноамериканском континенте.

В Венесуэле после парламентских выборов, приведших к власти проамериканских либералов, экономическая ситуация только ухудшается, а уличные столкновения происходят все чаще. На прошлой неделе ситуация накалилась до предела. После того, как президент Мадуро ввел чрезвычайное положение сроком на 60 дней, лидер оппозиции Энрике Каприлес призвал армию определиться, кого она поддерживает - конституцию или президента Мадуро, а жителей Венесуэлы - игнорировать президентский указ.

«Мы, венесуэльцы, не будем признавать этот указ. Он равносилен тому, что Мадуро ставит себя выше конституции, - заявил Каприлес. - Если он хочет претворить свой указ в жизнь, ему сразу же надо готовиться к развертыванию танков и военных самолетов».

Ситуация разворачивается по киевскому сценарию: в страну приехала международная делегация во главе с бывшим испанскими премьером для того, чтобы убедить Мадуро сдать полномочия и передать страну в американские руки. Точно также европейские лидеры в Киеве убеждали и Януковича, однако никакие договоренности сдержаны не были.

Однако вернемся к Бразилии. Бразильская экономика играет в мире не последнюю роль, тем более что страна входит в БРИКС, организацию, не так давно начавшую реально угрожать гегемонии доллара. Ни для кого не секрет, что с самых первых дней своего существования банк БРИКС чрезвычайно раздражает США.

Заокеанский гегемон предпринял множество попыток запугать его участников, таких, например, как введения секторальных санкций ещё во время пребывания российской делегации в Латинской Америке 16 июля 2014 года, а на саммите G20 против России вообще была организована массированная атака для того, чтобы затормозить процесс создания нового финансового центра. Но именно прошлогодний саммит БРИКС в Уфе, на котором страны-участницы договорились о создании альтернативы Международному Валютному Фонду и Всемирному банку, стал переломным моментом для мировой финансовой системы.

Так, например, в своей статье «Путин возглавил восстание БРИКС», опубликованной после уфимского саммита, американский эксперт Counter Punch Майк Уитни отмечал, что результатом создания альтернативной системы может стать спад влияния США и «крест» на эпохе их владычества. Для лидеров БРИКС очевидно, что миропорядок не может определяться страной, которая рассматривает войну в качестве инструмента достижения собственных целей.

Финансовая гегемония США, контролирующая «печатный станок», начинает устаревать с появлением других геополитических полюсов. Именно поэтому страны БРИКС решили пойти другим путем, чтобы постепенно освободиться от Бреттон-Вудской системы, определяющей гегемонию доллара.

В том случае, если БРИКС удастся найти альтернативу таким элементам финансовой системы, как американская валюта, американские же долговые облигации и МВФ, то США превратятся в обычную страну, которая пытается свести концы с концами.

Естественно, что американцы не могли оставить это просто так.

Кстати полугодовая временная отставка президента Бразилии заканчивается как раз во время американский выборов…
Иван Шатов
Источник

http://ruspravda.info/Noviy-maydan-goto … 21322.html

0

7

Геополитические перспективы Латинской Америки в XXI веке
Статья
Версия для печати Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 29-05-2017
В конце прошлого столетия глубокие политико-экономические трансформации охватили Латинскую Америку и изменили облик стран региона, а также их место и роль в мире. Актуальность выбранной темы обуславливается масштабными процессами, происходящими в латиноамериканских государствах. Выйдя из тени своего северного соседа в конце прошлого века, Латинская Америка начала выступать в качестве важного субъекта на международной арене. Под влиянием благоприятной конъюнктуры усилились экономико-политические связи с важнейшими центрами силы в мире. В поисках противовеса давлению США, латиноамериканские страны активно выстраивают взаимовыгодные отношения с Китаем, Россией, Ираном и др., которые ведут борьбу за расширение своего влияния в регионе.

Государства региона начали проводить относительно независимую политику и оказывать влияние на принятие решений глобального масштаба, что определило его геополитический статус в качестве формирующегося самостоятельного силового центра. Тем не менее регион не стоит рассматривать как единый центр, несмотря на внешнее единство страны Латинской Америки. Основными разделительными линиями региона являются различия в цивилизационных матрицах, уровень социально-экономического развития, а также доминирующие идеологические течения, хотя это компенсируется стремлением к всесторонней интеграции (показательной в этом отношении была вторая половина ХХ века) и многочисленными организациями многостороннего сотрудничества.

Однако после «золотого десятилетия» страны Латинской Америки вступили в полосу серьезных испытаний, для преодоления которых требуется ряд непростых решений. Нестабильность, повышенная активность ранее пассивных слоев населения, а также информационная проницаемость являются основными характеристиками этого периода. Множество неразрешенных острых социально-политических и экономических проблем снова стали главной темой для дискуссий, касающихся будущего Латинской Америки.

Разрешение этих проблем является задачей стратегического порядка. Требуются продуманные структурные реформы, уменьшение уровня социальной дифференциации, а также пересмотр национальных моделей экономического роста и системы внешнеэкономических связей, оказывающих значительное влияние на хозяйственную ситуацию региона. При этом в быстро меняющейся международной ситуации необходимо поддерживать баланс в отношениях с мировыми центрами силы.

Именно от разрешения этих первостепенных задач и способности выработать единую и последовательную политику при наиболее эффективном использовании имеющихся ресурсов будет зависеть будущее Латинской Америки как геополитического центра.

Список источников информации по данной проблематике можно поделить на 3 основные группы: отечественные и зарубежные источники, а также официальные документы.

Отечественные источники. При изучении темы следует обратить внимание на материалы, публикуемые ИЛА РАН (журналы «Латинская Америка», «Iberoamérica» и серия «Аналитические тетради ИЛА РАН»), в которых подробно освещены различные аспекты изучаемой темы (интеграционные и кризисные процессы, политико-экономические связи стран региона, проблемы безопасности).

Журнал «Латинская Америка»:

    Дегтерев Д.А., Моисеев В.Б. Разделительные линии во внешней политике стран Южной Америки. – Латинская Америка, № 3, 2017. – С. 29-42;
    Карг Х.М. Десять гипотез о ситуации в Латинской Америке. – Латинская Америка, № 10, 2016. С. 5-8;
    Клочковский Л.Л. Латинская Америка и мировые центры силы. – Латинская Америка, № 8, 2016. С. 8-27;
    Мартынов Б.Ф. Латинская Америка: новое время, новые перспективы. – Латинская Америка, № 4, 2017. С 23-33;
    Сербин А. Новый цикл латиноамериканского регионализма в XXI в.? – Латинская Америка, № 1, 2016. С. 25-38;
    Яковлев П.П. Латинская Америка в условиях глобальной нестабильности. – Латинская Америка, № 5, 2016. С. 12-29;
    Яковлев П.П. Перед какими вызовами стоит Латинская Америка? – Латинская Америка, № 1, 2017. С. 5-21;
    Яковлев П.П. Что тормозит развитие Латинской Америки? – Латинская Америка, № 5, 2017.

Серия «Аналитические тетради ИЛА РАН»:

    Изменение геополитической ситуации в латиноамериканском регионе. – Аналитические тетради № 21, 2009. – 102 с.;
    Интеграционные процессы в Латинской Америке: состояние и перспективы. – Аналитические тетради № 22, 2012. – 120 с. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2012/Libros/2012_AT_22.pdf; 
    Организованная преступность – вызов безопасности Латинской Америки. Отв. ред. Б. Ф. Мартынов. – Аналитические тетради № 24, 2014. – 96 с. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2014/Libros/2014_AT_24.pdf.

Журнал «Iberoamérica»:

    Астахов Е.М. БРИКС: перспективы в современном мироустройстве (исп.) – Iberoamérica, № 2, 2016. – С. 33-50. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2016/Iberoamer … akhov.pdf;
    Безерра M. Мировая полярность и точка зрения Бразилии. – Iberoamérica, № 2, 2016. – С. 74-91. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2016/Iberoamer … zerra.pdf;
    Давыдов В.М. Повестка развития латиноамериканских стран на сегодня и завтра. Императивы национального, регионального и глобального порядка (исп.) – Iberoamérica, № 4, 2016. – С. 7-33. URL: http://iberoamericajournal.ru/sites/def … vydov.pdf;
    Давыдов В.М. Rusia – Latinoamérica hace 70 años y 7 décadas después. Intercomunicación de los tiempos. – Iberoamérica, № 3, 2015. – С. 5-15. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2015/Iberoamer … vydov.pdf; 
    Красильщиков В.А. América Latina en vía para el desarrollo independiente. – Iberoamérica, № 4, 2014. – С 64-84. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2014/Iberoamer … hikov.pdf;
    Мартынов Б.Ф., Симонова Л.Н. Бразилия перед нелегким выбором (исп.) – Iberoamérica, № 2, 2016. – С. 51-7. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2016/Iberoamer … onova.pdf;
    Мартынов Б.Ф. Cuestiones de la seguridad regional y global. –Iberoamérica, № 2, 2014. – С. 37-49. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2014/Iberoamer … tynov.pdf;
    Яковлев П.П. Латинская Америка в эпицентре «идеального шторма» (исп.) – Iberoamérica, № 4, 2016. – С. 5-32. URL: http://iberoamericajournal.ru/sites/def … ovlev.pdf;
    Яковлев П.П. «Эффект Трампа» и Латинская Америка (исп.) – Iberoamérica, № 1, 2017. – С. 5-27. URL: http://iberoamericajournal.ru/sites/def … ovlev.pdf.

Изучая вышеуказанную проблематику, следует также обратить внимание на следующие работы, рассматривающие глубинные политико-экономические проблемы стран Латинской Америки в настоящее время, а также перспективы их разрешения и будущее региона:

    Давыдов В.М., Бобровников А.В. Роль восходящих гигантов в мировой экономике и политике (шансы Бразилии и Мексики в глобальном измерении). – М.: ИЛА РАН, 2009. – 234 с. URL: http://www.ilaran.ru/pdf/2009/Libros/20 … nikov.pdf;
    Мартынов Б.Ф. «Запад» и «НЕ-Запад»: прошлое, настоящее… будущее? – М.: ИЛА РАН, 2015. – 166 с.;
    Латинская Америка в современной мировой политике./Отв. ред. В. М. Давыдов. – М.: Наука, 2009. – 581 с.;
    Сударев В. П. Латинская Америка: новые геополитические вызовы. М: МГИМО, 2015. – 292 с.

Зарубежные источники, рассматривающие регион в глобальном контексте, а также геополитические процессы, происходящие в нем:

    Бжезинский З. Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы. – М.: АСТ, 2015. – 702 с.;
    Cohen S.B. Geopolitics: The Geography of International Relations. – Lanham, Md.: Rowman & Littlefield, 2009. – 504 p.
    Hepple L. W. South American heartland: the Charcas, Latin American geopolitics and global strategies. – The Geographical Journal, Vol. 170, № 4, 2004. – P. 359-367. URL: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1 … 137.x/pdf;
    Horwitz B., Bagley M. Latin America and the Caribbean in the Global Context: Why Care about the Americas? – N.Y.: Routledge, 2016. – 273 p.
    Merino G.E. Tensiones mundiales, multipolaridad relativa y bloques de poder en una nueva fase de la crisis del orden mundial. Perspectivas para América Latina. – Geopolítica(s): Revista de estudios sobre espacio y poder, № 7(2), 2016. – P. 201-22.  URL: https://revistas.ucm.es/index.php/GEOP/ … 951/49687;
    Nolte D. and Hoffmann B. Latin America’s New Geopolitical Position and Its Implications for Europe. – Hamburg, 2007. – 26 p. URL: --
    Ruvalcaba D.M., Valencia A.R., González T.D. Las potencias subregionales en el sistema internacional de posguerra fría: ¿nuevos actores en la política internacional? – Geopolítica(s): Revista de estudios sobre espacio y poder, № 7(1), 2016. – p. 25-56. URL: https://revistas.ucm.es/index.php/GEOP/ … 877/48708;
    Tambs L. A. Geopolitical factors in Latin America in Bailey. Latin America: politics, economics and hemispheric security. N.-Y.: Praeger, 1965. P. 31-49.

Официальные документы помогают анализировать экономическую ситуацию в странах Латинской Америки, а также приоритеты в области внешней политики и безопасности государств региона.

    Agencia Española de Cooperación Internacional para el Desarrollo. La Integración Regional en América Latina: Nuevos y Viejos Incertidumbres de Futuro. – Madrid: Noviembre, 2015. – 31 p. URL: http://www.aecid.es/Centro-Documentacion/Documentos/Eficacia y calidad/Documento de trabajo 7.pdf;
    Anuario Estadístico de Cuba 2015. Capítulo 6: Cuentas Nacionales. Oficina Nacional de Estadística e Información. URL: http://www.one.cu/aec2015/05 Cuentas Nacionales.pdf;
    Oficina de Información Diplomática. México. Estados Unidos Mexicanos. Noviembre 2016. URL: http://www.exteriores.gob.es/documents/fichaspais/mexico_ficha pais.pdf
    OCDE/CEPAL/CAF. Perspectivas económicas de América Latina 2017: Juventud, competencia y emprendimiento. Paris: OECD Publishing, 2016, 338 p. URL: https://www.oecd.org/dev/americas/E-book_LEO2017_SP.pdf
    Política Nacional de Defesa (Brasil). URL: http://www.defesa.gov.br/arquivos/estad … imized.pdf
    Programa para la Seguridad Nacional 2014 – 2018. Una política multidimensional para México en el siglo XXI. URL: http://cdn.presidencia.gob.mx/programa- … cional.pdf
    Resolución No.169/2016. Oficina Nacional de Estadística e Información. 08.11.16. URL: http://www.one.cu/resoluciones/2016Res169.pdf;

Заречнева Полина

Теги: оценки , геополитика

http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitic … -veke-7701

0

8

Некоторые аспекты военно-политической обстановки в Латинской Америке (2007)
Некоторые аспекты военно-политической обстановки в Латинской Америке

А. Малов

Ситуация в странах Центральной и Южной Америки, которая на протяжении довольно длительного времени не привлекала к себе значительного внимания мировой общественности, в последние годы вновь и вновь напоминает о себе многочисленными публикациями, в которых говорится о самых различных аспектах жизни стран региона. Это, как отмечают зарубежные аналитики, связано, в частности, с усилением в ряде из них тенденции к проведению более самостоятельного внешнеполитического курса и обострением конкуренции между США, Китаем и европейскими государствами за энергетические, минеральные и иные ресурсы латиноамериканских стран. Венесуэла, например, является одним из крупных экспортеров нефти, алюминия, железной руды, кофе и золота. Чили располагает крупными запасами медной, а также железной руды и молибдена. Аргентина - один из крупнейших в мире экспортеров мяса и обладателей запасов пресной воды. В Боливии природный газ и нефть составляют почти половину общего объема экспорта, а еще четверть приходится на экспорт олова и концентратов.

Причем все это происходит на фоне сохранения серьезных социально-экономических проблем, активной деятельности местных и международных преступных группировок, занимающихся незаконной торговлей наркотиками, оружием, отмыванием "грязных денег" и т. д.

Американские и западноевропейские аналитики указывают на то, что ряд государств региона в последние годы демонстрирует свое стремление дистанцироваться от Вашингтона, а громкие заявления о намерении вести борьбу за достижение "независимости от США" преследуют весьма прагматичные цели. Руководство латиноамериканских стран на фоне значительного повышения интереса азиатских и европейских государств к природным запасам Южной и Центральной Америки и к формирующимся здесь перспективным рынкам стремится не только "подороже продать себя" новым партнерам, но и выторговать за счет обострения межгосударственной конкуренции в регионе более выгодные условия для дальнейшего развития сотрудничества и с самими Соединенными Штатами.

Кроме того, антиамериканская риторика, как подчеркивается в западных СМИ, позволяет руководству ряда стран региона, опираясь на историческую память и национально-психологические особенности их населения, создавать в лице США "образ врага" и поддерживать тем самым свои внутриполитические позиции на фоне напряженной внутренней социально-экономической обстановки. Во главе этого процесса, как отмечают иностранные специалисты, находятся Венесуэла и Бразилия, стремящиеся объединить вокруг себя группу государств-единомышленников, проявляющих готовность вырабатывать согласованные подходы к ключевым проблемам региональной и международной безопасности. К числу примкнувших к ним стран зарубежные эксперты относят Аргентину, Уругвай, Эквадор и Боливию. Возвращение в ноябре 2006 года к власти в Никарагуа Д. Ортеги, по их мнению, также в определенной степени может усилить позиции "антиамериканистов", если Манагуа примкнет к неофициально сформировавшейся "антиамериканской коалиции" в составе Венесуэлы, Кубы и Боливии.

Одновременно создалась группа государств (Колумбия, Парагвай, Чили), делающих упор на дальнейшее углубление сотрудничества с США. Но даже лояльные Вашингтону страны Южной Америки по некоторым вопросам в той или иной мере поддерживают совместные усилия государств региона в политико-дипломатической, торгово-экономической и иных сферах, идущие вразрез с интересами США. Так, несмотря на различия в характере отношений этих стран с Соединенными Штатами, они являются сторонниками инициатив, направленных на активизацию деятельности существующих и формирование новых региональных структур без участия Белого дома. В частности, Венесуэла в 2005 году стала полноправным членом Южноамериканского общего рынка (МЕР-КОСУР), а в ближайшее время ожидается приглашение Боливии войти в состав этого объединения в качестве полноправного участника (с 1996 года она является его ассоциированным членом).

Продолжается процесс поэтапного формирования Южноамериканского сообщества наций (ЮСН), основными задачами которого станут достижение "взаимопонимания в политической сфере и экономическая интеграция стран Южной Америки" в целях создания "союза государств" этого региона. В соответствии с "Декларацией Куско" (декабрь 2004 года), принятой на совещании глав государств Южной Америки в Перу, предусматривается объединение в рамках ЮСН 12 государств, входящих в МЕРКОСУР (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Парагвай, Уругвай) и Андское сообщество наций (Боливия, Колумбия, Перу, Эквадор), а также Чили, Суринама и Гайаны. В перспективе планируется создать политические, экономические, финансовые, торговые и другие механизмы для эффективного функционирования организации, а также сформировать общий парламент и ввести единую денежную единицу.

Латиноамериканские страны в диалоге с Вашингтоном все более активно разыгрывают "китайскую карту". По имеющимся у зарубежных экспертов данным, общий объем товарооборота КНР с государствами Латинской Америки достигает 40 млрд долларов, а совокупный объем китайских инвестиций в страны этого региона в предстоящее десятилетие может превысить 100 млрд.

Определенные провалы внешнеполитического курса официального Вашингтона на латиноамериканском направлении иностранные специалисты связывают с тем, что администрация Дж. Буша в последние годы сконцентрировала свое внимание на обстановке в "горячих точках" (урегулирование ситуации в Ираке, Афганистане, на Ближнем Востоке; решение "иранской" и "северокорейской" ядерных проблем и т. д.). В то же время, как отмечается, в отношениях со странами Центральной и Южной Америки просматривается "зацикленность" США на стереотипах прошлого, в которых слишком большой акцент делается на силовую составляющую (совместная "борьба с международным терроризмом", распространением ОМП и т. д.). Между тем руководство государств региона своей главной проблемой считает оздоровление национальной экономики и улучшение социального положения населения. Вследствие этого китайцы и европейцы, делающие упор на реализацию конкретных коммерческих проектов, зачастую оказываются для них более выгодными партнерами.

Вместе с тем значение "антиамериканского фактора" в политике стран Латинской Америки на данном этапе не следует, как подчеркивают эксперты, преувеличивать. Соединенные Штаты по сравнению с другими государствами мира по-прежнему обладают наибольшим влиянием в регионе за счет сохранения устанавливавшихся на протяжении десятилетий контактов с представителями правящих кланов и широких торгово-экономических связей.
Анализ внешнеполитической деятельности администрации Дж. Буша в этом регионе в последние месяцы показывает, что Вашингтон предпринимает настойчивые усилия по продвижению своей модели строительства системы коллективной безопасности в Западном полушарии. По замыслу Белого дома, эта система должна обеспечивать решение следующих задач: надежный доступ США к сырьевым ресурсам региона; контроль над важнейшими транспортными магистралями, включая Панамский канал; защита американских инвестиций; поддержание ограниченного военного присутствия; обеспечение поддержки со стороны латиноамериканских государств политики Вашингтона на мировой арене.

Соединенные Штаты намерены решать эти задачи, в частности, путем обеспечения доступа к военной и гражданской инфраструктуре государств региона, в том числе посредством подписания двусторонних соглашений. Подобные договоренности достигнуты с Эквадором, Гондурасом, Коста-Рикой, Никарагуа, Перу, Колумбией. США ведут переговоры с другими государствами о размещении на их территории своих военных баз, а также о создании в зоне Центральной и Южной Америки "центров по проведению совместных операций". С 2005 года сохраняется на достаточно высоком уровне количество мероприятий оперативной и боевой подготовки, проводимых объединенным командованием ВС США в зоне Центральной и Южной Америки совместно с военным руководством латиноамериканских стран.

Важным рычагом военно-политического влияния Соединенных Штатов в регионе остается экспорт ВВТ, что позволяет американцам, по сути, контролировать не только региональный баланс сил, но и влиять на развитие ВПК стран Западного полушария. После отмены эмбарго на поставки своих высокотехнологичных вооружений в Латинскую Америку США (помимо продажи современной военной авиатехники Чили и проведения переговоров с Аргентиной об аналогичных поставках) прилагают усилия к тому, чтобы воспрепятствовать наращиванию военно-технического сотрудничества стран Латинской Америки с европейскими и другими экспортерами оружия.

Американская сторона придает приоритетное значение налаживанию тесного двустороннего и многостороннего взаимодействия с государствами региона в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Основной упор делается на политико-силовые методы решения проблемы, в том числе на сотрудничество по линии правоохранительных и военных ведомств. Вашингтон активно продвигает идею формирования общеконтинентального "антинаркотического альянса". Кроме того, Белый дом проводит линию на подписание соглашений, которые позволяли бы спецслужбам США преследовать торговцев наркотиков в морском и воздушном пространстве стран региона, а также активнее задействовать в антинаркотической деятельности потенциал их оборонных ведомств.

Поддерживая идею развития многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом, администрация США выдвинула план создания межамериканской антитеррористической комиссии с широкими полномочиями и значительной свободой действий. В Белом доме считают, что Межамериканский комитет по борьбе с терроризмом (функционирует в рамках ОАГ) вряд ли сможет эффективно заниматься координацией усилий правоохранительных органов на данном направлении. Американская сторона пропагандирует опыт участия в антитеррористической деятельности своего потенциала оборонных ведомств, прежде всего подразделений специального назначения, и выражает готовность распространить подобную практику на все страны региона. Вашингтон считает важным укрепление правовой базы взаимодействия в сфере борьбы с терроризмом. В этом плане большое значение придается работе с государствами региона по присоединению к международным соглашениям в данной области, а также укреплению режима межамериканской Конвенции о запрещении незаконного производства и оборота огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

В целом, как отмечают иностранные специалисты, в перспективе существенное влияние на общее развитие ситуации в Латинской Америке помимо Соединенных Штатов будут оказывать Китай и страны Европейского союза. Вашингтон в условиях усиления борьбы со своими западноевропейскими и азиатскими конкурентами намерен активно использовать имеющиеся у него рычаги воздействия на обстановку в регионе. Причем нельзя исключать, что США могут даже прибегнуть к дестабилизирующим методам в целях ослабления позиций наиболее одиозных, с их точки зрения, режимов. При этом усиливающаяся многовекторность внешнеполитического курса латиноамериканских стран, естественно, будет способствовать увеличению возможностей для расширения сотрудничества с ними различных государств в ряде областей, в том числе в военной и военно-технической.

Зарубежное военное обозрение. 2007, №8, С.8-11

http://factmil.com/publ/obshhee/geopoli … 19-1-0-748

0

9

В Латинской Америке хотят закупить российские МиГ-29М и Су-30МК2

МЕХИКО, 28 апр — РИА Новости. ВВС ряда стран Латинской Америки изыскивают возможности для закупки в России самолетов МиГ-29М, Су-30МК2 и Бе-200, сообщил журналистам начальник управления департамента маркетинговой деятельности АО "Рособоронэкспорт" Александр Денисов, возглавляющий делегацию компании на выставке FAMEX-2017 в Мексике.

В ОАК назвали сроки реализации контракта на поставку МиГ-29 в Египет
"Высокотехнологичная продукция предприятий авиационной промышленности России позволяет Рособоронэкспорту удерживать лидирующие позиции в авиационном сегменте мирового рынка вооружений, в том числе в латиноамериканском регионе. Некоторые страны Латинской Америки уже прислали заявки на закупку российских учебно-боевых самолетов Як-130. Кроме того, ВВС ряда стран изыскивают возможности для закупки в России самолетов МиГ-29М, Су-30МК2 и Бе-200", — сказал Денисов.

По его словам, за более чем 15-летний период, прошедший с момента основания "Рособоронэкспорта", в латиноамериканский регион по линии компании было поставлено российских вооружений и военной техники на сумму более 10 миллиардов долларов. "Это очень серьезный показатель нашей успешной работы здесь, в этом отдаленном от России регионе, причем в условиях жесточайшей конкуренции со стороны основных мировых производителей продукции военного назначения, в первую очередь США", — заметил представитель Рособоронэкспорта.

Венесуэла заинтересована в дополнительной партии Су-30
Денисов сообщил, что сейчас компания участвует в ряде тендеров в Аргентине, Бразилии, Колумбии, Мексике и Перу. "Мы, естественно, надеемся на победу в каждом из них. Тематика этих тендеров разная, как сухопутная, так и авиационная", — рассказал он.

Денисов отметил, что российская автомобильная техника пользуется повышенным вниманием и спросом в Латинской Америке. "Для современных специальных подразделений латиноамериканских государств, которые активно противостоят террористам и наркодельцам, необходима высокомобильная, мощная и неприхотливая колесная техника, способная пройти по любому бездорожью. Рособоронэкспорт предлагает своим партнерам в регионе образцы, отвечающие этим жёстким требованиям и готовые к использованию в экстремально сложных климатических и боевых условиях", — сказал представитель компании.

https://news.rambler.ru/latinamerica/36 … -su-30mk2/

0


Вы здесь » Санта Клара: райский остров » Президентская библиотека » Политика Латинской Америки. Статьи


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно